Архив записей

6336Вопрос европейских истоков колонизационного процесса Юга Бессарабии является достаточно противоречивым, тяжелым и дискуссионным, как в научных кругах, так и среди исследователей исторического прошлого нашего края. Колонизация коснулась множества народов, имевших за честь называть территорию Нижнего Подунавья своим домом. Бессарабия – это земля, на которой под одной крышей может жить украинец и россиянин, иудей и немец, болгарин и молдаванин, армянин и албанец.


   Традиции комфортного сосуществования, хозяйственного и культурного взаимодействия представителей различных этносов и конфессий давние и неслучайные. Практика начала колонизации Южной Украины берет свои истоки с декабря 1762 года, с изданием Екатериной II Манифеста о приглашении иностранных колонистов в Россию. Однако периодом активного заселения Юга Украины колонистами принято считать первую половину XIX в., а именно 1806 - 1812, 1828 - 1834 и 1853 – 1856 гг. Кроме украинских и русских, беглых крепостных и потомков запорожских и донских казаков, к территории Степи массово прибывали иностранные колонисты: задунайские болгары, гагаузы, албанцы, немцы, швейцарцы. Каждый народ внес свой неотъемлемый вклад в специфику полиэтничности и поликонфесиональности Придунайского региона, традиционного и культурного разнообразия. Однако именно носители европейской культуры смогли привнести новые ценности, и наравне с другими слажено интегрироваться в многонациональную Бессарабскую семью.
   С момента заселения на территории нынешней Одесской области создаются Либентальский, Кучурганский, Березанский и Глюкстальский округа. На карте сегодняшней Одесской области появляются топонимы: Эльзас (1809, с. Щербанка Раздельнянский район), Мангейм (1809, с. Каменка, Беляевский район), Тарутино (1814), Сарата (1822), Новый Арсис (1825), Гюльдендорф (1830, с. Красноселка Коминтерновского района). К 1940 году в арсенале немецких колонистов было 25 колоний и 150 дочерних поселений. Новоприбывшие полноправные жители Южной Бессарабии начинают устраивать свой привычный образ жизни, однако в совершенно новых условиях, которые не всегда были благоприятными. Будучи опытными земледельцами на новом месте, они столкнулись с трудностями: земля была малопригодной к земледелию, с большим содержанием селитры и тонкой прослойкой чернозема, который еще и «приправленный» пластом твердой желтой глины. Новые немецкие поселенцы вынуждены были осваивать новые методы хозяйствования. Предоставив Бессарабии роль житницы Российской империи, колонисты совместно с другим населением способствовали развитию торговли. Первыми центрами стали колонии Тарутино и Арциз, где начали организовываться ярмарки, затем они были основаны в Сарате и Гофнунгсталь. Уже к началу 1890-х гг. только в Тарутино было 230 торговых предприятий. По свидетельствам потомков бессарабских немцев, на протяжении долгих десятилетий торговля считалась занятием, недостойным для немецкого мужчины. Однако со временем такие предубеждения были опровергнуты. Приспособившись к новым условиям, немцы инициируют организацию специальных союзов и открытия торговой школы. Операции, связанные с кредитованием, проблемами сбыта производимой в собственных колониях продукции и получением необходимых товаров стали осуществляться с помощью различных потребительских коопераций (Konsumverein), которые образовывались в колониях. К началу Первой мировой войны в немецких поселениях уже существовала сеть магазинов, которая сохранилась и после присоединения к Румынии. Большим было немецкое Общество «Буджак», основанное в 1933 г. в Аккермане, специализировавшееся на торговли зерном.
   Немецкое наследие, хотя и в материальном своем проявлении практически не сохранилось, однако пронизывает красной нитью и связывает прошлое и настоящее. Так, можно с полной достоверностью утверждать, что образовательные учреждения, строительство которых было инициировано немцами, стали своеобразной «кузницей» кадров в образовательной сфере на территориях Бессарабской, Херсонской, Таврической и Екатеринославской губерний. Ведь непременной доктриной и неизменным постулатом немецкого образования был и остается до настоящего времени принцип общего и обязательного обучения. Уже до 1860 г. школы были чрезвычайно переполнены: в Тарутино численность учащихся достигала 365 чел., в Бородино – 295. Кроме сельских школ и Саратского центрального училища, в Тарутино в 1906 г. был открыт женский лицей, а в 1908 г. – мужская гимназия. Потомки прежних жителей вспоминают, как их предки поступали в Саратскую Альма-Матер (Wernerschule) и другие многочисленные учебные заведения и с радостью грызли гранит науки. Причем, в учебный процесс были допущены не только немцы, но и все желающие. Известным выпускником Саратского центрального училища был К. Вильгельм (Wilhelm), издатель газеты «Odessaer Zeitung».
   Продуктивное, равноправное и постоянное взаимодействие немцев и всех представителей большой Бессарабской полинациональной семьи отслеживается на всех уровнях – от экономичного до духовного, от развития торговой сферы и кредитных учреждений, до общих черт в планировке дома и обрядности праздников. Так, немцы переняли у бессарабцев практику возведения самана, а знакомой и общей чертой в планировке дома стало отдельное помещение «Sommerkühe» («Летняя кухня»), достаточно знакомое помещение для жителей Бессарабии в летнее время.
   Архитектурные храмовые достояния, к сожалению, практически не сохранились. Они были не только местом для возвышения над обыденной жизнью и размышлений о духовной, но и представляли собой настоящие произведения искусства. Монументальные каменные строения с высоким шпилем, построенные традиционно в неороманском или неоклассическом стиле, возвышались над домами и были заметны издалека. Наиболее богатым и пышным среди храмов немецких поселений на Юге Украины был костел колонии Зельц, построенный в период с 1896-1901 гг. Храм внешне напоминал кафедральный собор в городе Зальцбург (Австрия). Эта монументальная постройка была выполнена в стиле «нео-ренессанс», а две ее башни – в стиле «необарокко». Внутренний интерьер костела отличался своей изысканностью: дубовый алтарь, украшенный золотом, скульптуры, картины, барельефы, были настоящими произведениями искусства. К сожалению, ни культовые предметы, ни произведения искусства, ни внутреннее убранство храма в колонии Зельц не сохранились до нашего времени. Однако история и настоящее помнит кирхи и костелы, которые сохранили многочисленные молитвы и просьбы верующих на территории поселений Мангейм, Мейбург, Мариенталь, Гросливенталь и многих других.
   Хроники прошлых лет хранят в себе и продлевают жизнь интенсивным этническим процессам, в водовороте которых оказалось население территории Бессарабии, что стало залогом национального и культурного разнообразия нашей с вами земли. История распорядилась так, что похвастаться статусом жителя Бессарабии, может и украинец, и болгарин, и грек, и иудей, и молдаванин, и албанец, и гагауз, и немец. Именно толерантность и мультикультурализм, которые являются непременными постулатами европейских ценностей, нашли себе жизнь на территории дружной и гостеприимной бессарабской земли и стали общим образом мышления, межнационального поведения и, прообразом равноправного участия каждого из этносов в политической и культурной жизни региона.

 

         Научный сотрудник музея Придунавья                                                                           Вдовиченко М.А.

 

3296

 

9812

 

9740

 

8112

 

3344

 

9800

 

9753

 

9834

 

1328

 

Фото и предметы немецких колонистов Бессарабии из фондов Измаильского историко-краеведческого музея Придунавья

Добавить комментарий